Книга "Д'ни. Союз"

Глава 1

      Карта в большом разрешении

            Год 9336. (1680 н.э.)

Д'ни решают достигнуть поверхности и установить контакт с людьми на ней. На данный момент существуют отдельные лазы. Поэтому встает необходимость создания централизованного тоннеля. Начинаются работы по строительству тоннеля, который соединит Д'ни с поверхностью.

 Одновременно с началом работ, в Совет подаётся проект Великой Шахты. Вертикальная конструкция шахты отклоняется из-за риска, который она представляет для безопасности Д'ни. Поэтому Гильдия Геодезистов и Гильдия Шахтёров вынуждены строить тоннель при максимальном наклоне в 22 градуса.

Год 9338 (1682 н.э.)

Совет Д'ни решает, что строительство тоннеля на поверхность должно продвигаться быстрее, и утверждает создание Великой Шахты. Кажется, что они стали так же нетерпеливы, как те, кто непосредственно участвует в работе.

Главой проекта является Мастер Теланис из Гильдии Геодезистов.                                                       

Прошло не больше получаса, как в богато украшенной столовой прозвучал сигнал к завтраку. Большую часть столовой занимал длинный стол с плотной скатертью тёмно-зелёного цвета по центру и идеально белой – по краям. По количеству накрытых приборов можно было догадаться, что на трапезе будет много гостей. Элита общества Д’ни – Лорды и Мастера – завтракали в этот день в имении одного из пяти Великих Лордов.

                                                         ♦♦♦ 

Восемнадцать основных Гильдий были стержнем общества Д’ни. Каждая Гильдия выполняла определённую функцию. Все они были призваны служить на благо людям и прославлять Творца. Кроме Основных Гильдий, было множество Малых Гильдий, в которые могли вступать и женщины. Однако члены Малых Гильдий не имели права голоса в Совете – высшем органе управления.

                                                         ♦♦♦ 

На лестнице показались светлые, чуть вьющиеся локоны, ниспадающие на декольте бирюзового платья. Это Йева (9312) – дочь Мастера Гильдии, приглашённая сыном Лорда Соласа – спускалась вниз, где уже собрались высокопоставленные лица. Её светлую голову не покидали мысли о неожиданном предложении. Растерянная девушка села на стул рядом со своей тётей Эльзой (9119).  

– Доброе утро, тётя, – поприветствовала она пожилую Д’ни.

Эльза, в отличие от Йевы, не смущалась своего положения незваной гостьи и находилась в прекрасном расположении духа. Прямо цвела, как красный пышный цветок. Такое впечатление создавалось из-за её многослойного, явно перегруженного одеяния. К счастью, запах духов женщины был уместен настоящему времени суток.

– Доброе утро, дорогая! – послышался ласковый голос Эльзы. Она заметила, что у Йевы грустный взгляд. Девушку можно было понять. Между её отцом и Лордом были натянутые отношения. В доме правителя Йева чувствовала себя неуютно. Но Артур очень просил её прийти, поэтому она согласилась. – Ты хорошо спала?

– Да. Всё замечательно, спасибо, – пожала Йева руки Эльзы. Молодая Д’ни была как на иголках, и она не хотела этого показывать, но спутанные мысли и неловкие фразы выдавали её.

– Всем доброго утра! – прозвучал громкий голос Артура (9306). Младший сын Великого Лорда Соласа обожал внимание и при любой возможности привлекал окружающих к себе. Надо сказать, юношей он был весьма приятным: статным, обаятельным и умеющим поддержать беседу.

Старший брат Артура, который стремился стать политиком, но, в отличие от младшего брата, не был самовлюблённым, в шутку завидовал Артуру из-за его умения располагать к себе людей. Артур был открытым и бесстрашным, но всё же не без головы на плечах. Сегодня младший сын Лорда Соласа блистал перед гостями, особенно перед девушками, в золотистом парчовом костюме кремового цвета, который выгодно подчёркивал его крепкую осанку и широкую спину. Молодой человек шагнул к почётному месту в середине стола. Гости расселись, подали первые блюда.

Вскоре после завтрака, когда гости наслаждались природой в Эпохе Эдер Тсогал, принесли Книгу Уз для Эльзы и Йевы.

                                                         ♦♦♦ 

Д’ни изобрели особые Книги-порталы, которые перемещали их в другие места в их мире или же в параллельные миры, или Эпохи. От одной Эпохи до другой можно было добраться единственным способом – через Книгу Уз. Каждая Книга Уз дополняла Книгу Описаний конкретной Эпохи. По сравнению с Книгами Уз, которые содержали лишь несколько страниц, Книги Описаний были толстыми и громоздкими и хранились в надёжном месте в Общественной Библиотеке. Сами по себе Книги Описаний не создавали новых миров, а являлись лишь ключом к подходящим по описанию вариантам реальности. Поэтому, кроме желательных свойств, в Эпохе могло присутствовать что угодно ещё. Бывали случаи даже обнаружения цивилизаций. Искусство написания Книг одарённые и богатые Д’ни развивали, обучаясь в Гильдии Писателей. Искусством Д`ни называли процесс сотворения Эпохи, посредством написания Книги.

                                                         ♦♦♦ 

– Дорогая, нам пора, – позвала Эльза мечтающую в саду Йеву.

– Иду, тётя. – Йева встала со скамьи, незаметно поправляя своё платье. Неожиданно появился Артур.

– Йева! Как жаль, что вы нас покидаете, – негромко сказал молодой Д’ни. В обществе подобных людей, Артуру следовало соблюдать этикет, поэтому его фразы были из разряда заученных и правильных. Однако сейчас он выражал свои истинные чувства.

– Вы в любой момент можете прийти к нам. А теперь, с вашего позволения, мне пора домой, отец будет волноваться, если я не появлюсь с тётей, – такой же правильной фразой ответила девушка. – Прощайте, Артур, – чуть улыбнувшись, добавила Йева от себя и положила руку на Книгу Уз.

– Прощайте, Йева… – беззвучно произнёс молодой Д’ни. Так ушли его единственные гости. Члены элиты, отдыхающие в Эдер Тсогал, были приглашены Соласом по случаю продвижения его старшего сына в политике. Артур дождался, когда Эльза и Йева полностью исчезнут, и вернулся к гостям отца…

После того, как дети Эльзы повзрослели и расселились по Эпохам со своими семьями, а Норр овдовел, она поселилась у младшего брата. Д’ни считали, что призвание женщины – воспитывать детей. В доме Норра Эльзе было кого воспитывать. После трагичных событий в семье Мастера, Йева стала малоэмоциональной и грубоватой, хотя и мало что помнила из случившегося. Когда появилась заботливая тётя, характер девочки стал меняться в лучшую сторону. Эльза заменила ей мать. Теперь уже нельзя было сказать, что у Йевы не было мамы. Норра часто не было дома из-за работы. Поэтому он только обрадовался, когда сестра согласилась жить у него и воспитывать Йеву.

Прибыв в менее шикарное имение своего брата, ставшее родным домом, Эльза сказала племяннице:

– Йева, ты производишь хорошее впечатление на Артура. Он так снисходителен с тобой.

– Неужели с вами он менее снисходителен? – удивилась девушка.

– Не перебивай, дорогая. Я хочу сказать, что вы будете хорошей парой. Если только твой отец всё не испортит, – в отличие от Норра, Эльза была совсем не против союза Йевы с Артуром. Она довольно хорошо знала этого юношу и была уверена в том, что он не пойдёт по стопам отца.

– Что вы, тётушка? Это совсем не то! Мы друзья с самого детства, и только. Да и к тому же, вы знаете, что папа будет против, – начала отрицать Йева. Ей совсем не хотелось, чтобы все, а особенно отец, узнали о том, что сын Лорда предложил ей руку и сердце.

– Йева, вы были только друзьями в детстве, а сейчас, когда вы достигли Возраста Разума, ваш ум открылся, и вы больше, чем друзья, – настаивала на своём Эльза.

                                                         ♦♦♦ 

Д’ни полагали, что настоящая зрелость, или Возраст Разума, наступает в возрасте двадцати пяти лет. До этого времени, по убеждению Д’ни, умы и сердца детей ещё не полностью сформированы.

                                                         ♦♦♦ 

Пожилая Д'ни знала, что планомерное внушение даёт хорошие результаты в любом возрасте. Если постоянно и уверенно говорить о чём-то молодому человеку, через какое-то время он примет это как свою собственную идею. Хотя Йева уже считалась совершеннолетней, ей по-прежнему требовались поддержка и совет.

– Теперь вы сами отвечаете за свои поступки перед Яхво и можете стать законной парой, – продолжала Эльза.

                                                         ♦♦♦ 

Д’ни верили, что их бог Яхво не возлагает на детей ответственности за их поступки. До достижения ребёнком возраста двадцати пяти лет родители должны были принимать решения за него и защищать ребёнка.

                                                         ♦♦♦ 

– Тётя, я не хочу сейчас об этом говорить. Простите, – сказала Йева. Девушка чувствовала себя эмоционально уставшей от давления, которое оказывалось на неё со всех сторон.

– Хорошо. Скоро появится твой отец. Иди, переоденься.

Молодая Д’ни послушалась. Она была только рада уединиться.

                                                                     ♦♦♦  

Отец Йевы Норр (9170) был Мастером Гильдии Геодезистов, которая отвечала за поиск, планирование и создание пещер для расселения Д’ни. Мастер Норр работал по проекту строительства тоннеля на поверхность, а потом и по проекту Великой Шахты. В команду входили и другие члены Гильдии Геодезистов, такие как Мастер Геран, Грандмастер Ирадум, Мастер Авонис и другие.

                                                         ♦♦♦ 

В доме Норра все должны были считаться с его статусом. Даже его родные. К примеру, считалось неуважением к хозяину дома, если при Мастере, его домашние были в будничной одежде. К появлению отца Йева была готова. А вот сам он был не в лучшем виде. Норр появился на пороге дома весь сгорбленный, грязный и с набитыми сумками в руках, которые сразу же опустил на пол. Он был совсем не похож на того высокого, ухоженного, приятно пахнущего Мастера Гильдии, которого все привыкли видеть обычно. Однако при нём, как и всегда, был его разоружающий прямой взгляд.

– Йева! Я так скучал по тебе, моя девочка! – Крепко обнял подбежавшую к немудевушку старший Д’ни. Столько времени прошло с тех пор, как Норр ушёл на проект Великой Шахты. После того, как Совет всё-таки дал добро по этому проекту, работы было много. Норр и так вечно пропадал на работе, теперь же его не бывало дома месяцами. Мастер усердно трудился не только на благо своего народа, но и по личной причине. После долгого расставания отец и дочь снова встретились.

– Папа! – молодая Д’ни не могла удержать слёз. – Папа, я так соскучилась…

– Дочка, я принёс тебе столько подарков!.. – обрадовал Йеву Норр. Он велел слуге показать один из подарков.  

– Спасибо, папа. Но я хотела…Я хотела поговорить с тобой. Я ведь так давно тебя не видела, – расстроилась девушка.

– Хорошо, как скажешь, – он отослал прислугу. – Я тебя слушаю, бельчонок, – отец заботливо усадил дочь в кресло, а сам сел напротив неё, марая своей одеждой мебель и совершенно не обращая на это внимания. Д’ни примерно предполагал, о чём пойдёт разговор. Но он ошибался. 

– Папа, пожалуйста, достань мне кор'нэа?

                                                         ♦♦♦ 

Так назывались пустые Книги, в которых в будущем должно было содержаться описание Эпохи.

                                                         ♦♦♦ 

Норр сразу же отреагировал на эту фразу. И его отношение к сказанному читалось на лице.      

– Мы тренировались в описании, – по неосторожности девушка употребила «мы». Йева была одержима идеей создания своей Эпохи. С самого детства она ставила себе целью воплотить мечты об идеальном мире в реальность. Взрослея, она поняла, что это противозаконно. Но не отказалась от своей идеи. Сколько бы Норр не твердил ей, Йева не сдавалась.

                                                         ♦♦♦ 

Только члены Гильдии Писателей имели законное право заполнять пустые Книги, создавая связи с мирами. 

                                                         ♦♦♦ 

Может быть, из-за этого большого желания у Йевы завязалась дружба с сыном тогда ещё Мастера Гильдии Книг? 

                                                         ♦♦♦ 

В отличие от женщины Д'ни, которая могла вступить только в Малую Гильдию, мужчина мог выбирать одну из Основных Гильдий, а также наследовать членство Гильдии от своего отца. 

                                                         ♦♦♦ 

Артур, как ранее и его отец Солас, числился в Гильдии Книг. Это давало молодому Д'ни определённые преимущества, в том числе, он имел доступ к пустым Книгам. Невзирая на опасности, Артур в последнее время активно совершенствовал свои писательские навыки вместе с заинтересованной ученицей в лице Йевы. Даже непонятно, кто был рад этому больше: Артур, от того, что мог находиться в обществе Йевы, или Йева, которая, благодаря расположению Артура, могла писать? Ясно одно, вместе нарушать закон было как-то спокойнее.

 – И внимательно изучала другие Эпохи. Думаю, я смогу создать устойчивую Эпоху, – со всей серьёзностью и спокойствием рассуждала Д’ни, словно они говорили о чём-то законном.

                                                         ♦♦♦ 

У Искусства Д’ни были определённые заповеди. Одна из заповедей гласила, что в описании Эпохи не должно быть противоречий. В противном случае неустойчивая Эпоха со временем разрушится, а значит, и погибнет её население.

                                                         ♦♦♦ 

– Йева… Ты неисправима, – мужчина со вздохом огорчения покачал головой. Во-первых, это было нарушением закона Д'ни. Если бы Гильдия Хранителей узнала, что женщина пишет Книгу, её бы немедленно арестовали. – Похоже, тебе бесполезно повторять, что у тебя нет на это права. Прошу тебя, не подвергай себя и нашу семью такому позору.

– Да, но почему мне нельзя просто попробовать?

– Потому что нельзя! – в голосе Норра зазвучали нотки властности. – Потому что Гильдия Хранителей не будет с тобой церемониться.

                                                         ♦♦♦ 

Гильдия Хранителей следила за порядком. Они проверяли новые Эпохи и давали разрешение на пользование Книг, они же были полицией и пожарными города.

                                                         ♦♦♦ 

В памяти Норра тут же всплыли события прошлого…

Мать Йевы знала о политических махинациях Соласа, поэтому вся семья попадала под угрозу. То, что Норра могли лишить звания Мастера Гильдии, было не самым страшным. Жена Норра ждала второго ребёнка, Йеву. Поэтому Норр увёл семью в неизвестные тогда пещеры, которые казались вполне безопасными. Однако в пещере произошёл обвал. Норру с Йевой удалось спастись, а вот участь его супруги и сына осталась неизвестной. Мастер был уверен, что разрушение было подстроено Соласом. Поэтому дружбу Йевы с Артуром Норр считал предательством. Но Мастер всё же делал акцент на противозаконность занятия дочери, нежели на личных отношениях двух семей.

– Сколько ещё ты будешь предавать меня, дочка? – вырвалось у Норра. – Ведь я, уходя из дома, надеюсь, что к моему возвращению в доме будет мир. Ты понимаешь, что своими действиями навлекаешь угрозу на этот мир?

– Да, папа. Я понимаю, – смирилась девушка. Она была готова разреветься от своих слов и слов отца.

– И ты всё равно хочешь этого?

– Я хочу… – Йева закрыла лицо ладоням и заплакала. Она предательница… Молодая Д'ни поняла, что очень огорчила отца. Мастер Гильдии встал, обошёл кресло, где сидела дочь, и обнял её. Сквозь слёзы девушка заговорила:

– Папа, я не хочу огорчать тебя и делать тебе больно. Я не хочу позорить и подвергать опасности нашу семью… Но я не могу выбросить из головы…

Йева горько зарыдала и больше не могла говорить. Норр стал успокаивать и гладить дочку по голове:

– Успокойся, милая, успокойся. Я люблю тебя и хочу защитить.

Девушка прильнула к отцу. Обоих раздирали противоречивые чувства обиды и жалости, гнева и любви друг к другу. С одной стороны, им не хотелось находиться в одной комнате. Но с другой, они так истосковались друг по другу, что не желали разрывать обоюдный физический контакт, возникший в этот момент. Они долго пробыли в гостиной вместе.

– Спасибо, папа. Я не опозорю твоё имя, – как можно твёрже произнесла Йева, когда перестала плакать. За то время, пока они находились в комнате, девушка пришла к определённым выводам. Но ей было необходимо с кем-то посоветоваться, прежде чем что-либо предпринимать.

– Не перестаю на это надеяться, – отозвался Мастер. Чтобы сменить тему на более радостную, Норр объявил:

– А теперь, Йева, твои подарки! Я очень хочу увидеть тебя в одном наряде. Найдёшь его по холодному жёлтому цвету.

Мастер Гильдии обратился к гувернантке, которая появилась в гостиной:

– Сара, помоги Йеве отнести всё это в комнату.

Это была полная маленькая девушка из низшего класса Д'ни, немного старше Йевы. Она отличалась покорным нравом и умением довольствоваться малым.

– Да, мой господин, – учтиво поклонилась Сара.

                                                         ♦♦♦ 

На использование Д’ни в качестве слуг в обществе смотрели с пренебрежением. К этому никогда не принуждали насильно. Однако если кто-то из низшего класса Д’ни по своему желанию соглашался на такую работу, его принимали в дом хозяев.

                                                         ♦♦♦ 

Девушки ушли в спальню. Сара следовала за Йевой, неся увесистую сумку с подарками для госпожи от своего родителя.

– Ах, Сара! Почему жизнь такая сложная? – воскликнула Йева, упав на кровать с навесом. Комната у дочери Норра была не очень большой. Кровать занимала примерно одну четверть площади. Она стояла посередине комнаты. Лёжа на кровати, молодая Д’ни видела справа трюмо с зеркалом и окно, выходящее на площадь, а слева – шкаф и полки с разными забавными вещицами, которые приносил отец.

– Для всех приезд вашего отца – неожиданность, – Сара попробовала предположить, о чём говорит молодая госпожа. Она занялась сумкой.

– Раньше я с нетерпением ждала его прихода, а теперь… Даже не знаю. Он говорит такое, от чего в моём уме и сердце появляются нехорошие мысли, – произнесла Йева. Её распирало изнутри от нахлынувших чувств и новостей, но она старалась контролировать в себе эмоции. Ей нельзя больше писать с Артуром! Она хочет стать женой Артура!

– Расскажи мне историю, Сара, – вдруг попросила молодая Д’ни. В этом деле Сара была почти профессионалом. Раскладывая вещи молодой хозяйки, девушка начала рассказ:

– Ваш отец очень добрый хозяин и хороший отец. При нём ещё никто не жаловался и не уходил. Он щедрый человек. Когда я потеряла родителей, он взял меня к себе. Вы тогда были ещё совсем младенцем. Он спросил: «Сколько тебе лет?». «Девять, господин», – дрожащим голосом произнесла я. Тогда я жила в доме у соседей и работала на рынке, чтобы содержать себя. Ваш отец предложил мне: «Если хочешь, я дам тебе работу в моём доме. У меня есть маленькая дочь. Ей плохо, когда она одна. Тебе нужно будет играть с ней, когда ей захочется. Не волнуйся, у неё будут настоящие взрослые попечители. Ты просто должна будешь её развлекать. Ну что, согласна?». Я согласилась. Затем ваш отец взял меня за руку и положил руку на Книгу Уз. Там, куда я попала, было так тепло, сухо и чисто, что я боялась испачкать что-нибудь. Помню, как меня мыли в ванне с пеной, отмывая всю грязь, которая прежде никогда не смывалась. Затем одели и отвели к вам. Вы улыбнулись мне, Йева. Эта улыбка мне очень понравилась, и я сразу вас полюбила, как свою сестрёнку. Да и господин Норр относился ко мне, как к дочери… Посмотрите на это платье! Оно какое-то странное! – прервалась Сара, переводя взгляд на Йеву. В этот момент молодая Д’ни вышла из своего забытья и спросила:

– Что ты сказала?

Сара поняла, что весь её рассказ прошёл мимо ушей Йевы и, улыбнувшись, покачала головой. Дочь Мастера Гильдии посмотрела на вещь в руках служанки и нахмурилась.

– Хм… Кажется, я поняла, – через какое-то время отозвалась молодая Д’ни. Она встала и забрала у Сары яркую жёлтую ткань. – Это сари. Папа рассказывал мне, что такую одежду носят некоторые женщины. И откуда он его взял?.. Спрошу у папы, как его одевать. Он хотел видеть меня в этом, – сказала Йева, смотрясь в зеркало и прикладывая сари к телу.  

В комнату постучались. Это была Эльза.

– Привет, девочки. Не возражаете, если я тоже взгляну на обновки?

Вот, с кем Йева могла поговорить, кому могла рассказать о своих волнениях и сомнениях. Молодая госпожа попросила служанку на время удалиться. Сара очень не любила, когда Йева просила её уйти. По сути, они были подругами. Но одна из них была слугой, а другая госпожой, поэтому Сара нехотя покинула комнату. Племянница и тётя остались наедине.

– Тётя, можно я кое-что скажу? – робко начала молодая Д’ни.

– Говори, конечно, – Эльза присела на кровать, приготовившись внимательно слушать.  

– Кажется, Артур хочет на мне жениться. Что мне делать?

Йева, росшая без матери, чувствовала себя потерянно в данной ситуации. У неё был заботливый отец и, ставшая почти сестрой, Сара, но самым откровенным она делилась только с тётей. Эльза уже неоднократно обсуждала с племянницей вопрос о браке. Но одно дело понимать на словах, и совсем другое, когда сталкиваешься с этим в жизни.

Услышав сказанное, Эльза довольно улыбнулась так, что в уголках её глаз собрались морщинки. Артур сообщил Эльзе о своём решении ещё на церемонии празднования Возраста Разума Йевы.

                                                         ♦♦♦ 

В культуре Д’ни было принято праздновать вхождение ребёнка во взрослую жизнь и его зрелость. На церемонии ребёнку дарили браслет Зрелости. Д’ни рассматривали этот предмет как свидетельство надёжности. Человек, которому вручали браслет Зрелости, должен был брать на себя ответственность за свои действия. С ним были связаны определённые права, а также надежда на то, что получивший браслет станет вести себя более разумно. С религиозной точки зрения церемония вручения браслета Зрелости означала ответственность перед Яхво. После этого недостаток знаний больше не являлся извинением перед богом Д'ни.

                                                         ♦♦♦ 

Теперь, когда Йева достигла Возраста Разума, она была готова услышать предложение Артура. Молодой Д’ни попросил тётю Йевы ничего не говорить девушке заранее. Артур хотел, чтобы подруга узнала об этом от него.

            – Йева, радость моя! Это прекрасно! – возрадовалась Эльза. Этот разговор нравился ей гораздо больше прежнего.

            – Конечно. Прекрасно… А что же скажет на это отец? Он так расстроен тем, что я просто общаюсь с Артуром. А тут такое… 

– Не переживай, всё будет замечательно! Вот увидишь! – уверяла тётя.

            – Ну почему всё должно быть так сложно? – взмолилась девушка.

            ​– Понимаю, дорогая, ты переживаешь. И это обоснованно. Ваш союз может кого-то не устроить. Но самое главное, чтобы он устраивал вас, – Эльза ласково улыбнулась. – Мне кажется, Артур тебя вполне устраивает. Да и ты его. Не забывай, брак – это большая честь.

                                                                    ♦♦♦ 

В отличие от современных культур, в культуре Д’ни все граждане должны были создать семью. Существовало даже поверье, что свадьба являлась важной частью взаимоотношений с Яхво, так как брак обучал человека отношениям с богом. И отношения в браке, и отношения с Яхво описывались в языке Д’ни одним и тем же словом «тайган». Переведённое литературно, слово означает «любить разумом» и подразумевает глубокое понимание, уважение и, что самое важное, бескорыстную любовь. Влияние религии на культуру Д’ни было очень сильным, поэтому брак рассматривался серьёзно. Он считался пожизненным для Д’ни, которые жили до трёхсот лет. Это явно не было решением, с принятием которого нужно спешить. До возраста двадцати пяти лет вступать в брак запрещалось.

                                                         ♦♦♦ 

– Да, но неужели он должен быть вопреки?

– Проблемы твоего отца – это его проблемы, а не твои. Ты не должна нести его бремя за него или вместе с ним. Я считаю, что он не прав, что запрещает тебе общаться с Артуром, – в очередной раз повторилась Эльза.

– Не представляю, что будет, если я соглашусь…

– А я знаю, чего точно не будет, – уверенно сказала женщина.

– Чего?

– Отец не откажется от тебя. Это точно. Он тебя слишком любит, чтобы на такое пойти.

Йева была с этим согласна. Хотя она и огорчала отца, Норр старался не причинять дочери боль в ответ. Он потерял жену и сына, поэтому Йева была особенно дорога Мастеру.

– Если честно, я боялась, что за тебя попросит кто-нибудь другой, – призналась Эльза. – Но когда Артур попросил за тебя на твоей церемонии, я обрела покой.

            – Ты знала?! – с удивлением повысила голос Йева и покраснела.     

– Не волнуйся ты так, дитя моё, – поспешила успокоить племянницу пожилая Д'ни. По просьбе Йевы, Эльза стала рассказывать всё в подробностях.

16.02.2014 в 15:03
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

FR-Mia
FR-Mia
Была на сайте никогда
Читателей: 4 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья